• контакт порно чат в записи

  • СЛАВЯНСКИЙ ЛИТЕРАТУРНЫЙ ПАРТИЦЕНТРИЗМ

    Постановка проблемы

    Карагьозов Панайот Димитров, декан Факультета Славянской филологии, доктор филологии, профессор кафедры славянских литератур Софийского университета „Св. Климента Охридского”

    Термин партицентризм является неологизмом, созданным по подобию ранее утвержденных терминов: теоцентризм, антропоцентризм и этноцентризм. Его цель – выявить центральное место партии в общественной и литературной жизни в период коммунистического тоталитаризма. Полный объем термина включает процессы возникновения, присутствия и литературного отражения всех существующих политических партий до их ликвидации и установления однопартийной (или псевдомногопартийной) системы в отдельных государствах.

    Связь партицентризма с прошлым сама по себе была не только терминологической, но и причинно-следственной. Идеологические и тематические доминанты развития славян очертили эпохи языческого политеизма, средневекового теоцентризма, возрожденческого этноцентризма, модернистического индивидуализма и коммунистического партицентризма. Вопреки факту, что славяне-католики, кроме этих периодов, в форме Гуманизма и/или Реформации пережили также и ренессансный антропоцентризм, преобладающая часть славянской истории прошла под влиянием коллективизма.

    Славянский партицентризм явился прямым следствием коллективизма и прежде всего этноцентризма, но хотя и парадоксально на первый взгляд – зародился он к началу появления модернистического индивидуализма. Слабость и неуверенность отдельного славянина в конце 19-ого века способствовали преобразованию возникшего на вероисповедной, языковой и фольклорной основах возрожденческого этноцентризма в классово-партиийный коллективизм. С течением времени сильная зависимость славянского индивидуума от коллектива облегчила внедрение коммунистической идеологии, установление тоталитарного управления и насаждение культа личности.

    В 19-том веке в евроазиатском геополитическом пространстве преобладал абсолютизм и славянское возрождение явилось элементом борьбы за его трансформирование в конституционные монархии. Средством этой перемены стали политические партии. Особеность ранних славянских возрожденческих партий состояла в том, что в отличие от большинства подобных партий в других европейских странах, они должны были бороться одновременно и за конституционную монархию и/ или республику и за национальное освобождение. Появление подлинных рабочих и крестьянских партий у славян определило трансформацию коллективизма от этнического в классово-партийный.

    Партийный плюрализм занимал существенное место в общественной жизни славян на протяжение 200 лет – от абсолютизма до тоталитаризма. В историческом плане славянский партийный коллективизм прошел несколько этапов: ренессансно-аристократический (в Польше, Чехии и Хорватии), нелегальный, двупартийный (обычно состоящий из либералов и консерваторов), многопартийный (оформление многопартийности с наличием идейного плюрализма) и классово-партийный монополизм.

    Классово-партийный коллективизм выступал в двух разновидностях: интернациональный (наднародный и надрелигиозный) и внутринародный. Первой попыткой формулирования наднародного и надрелигиозно-конфессионального классового коллективизма была программа Общеавстрийской социалистической партии (1874), членами которой были и славяне из Австро-Венгерской империи. Дальнейшие попытки осуществлялись различными формациями Интернационала и всякими институциями Советского Союза. Внутринародный коллективизм тоже нашел проявление в двух формах: в виде хорошо знакомой диктатуры пролетариата и в виде не очень известных попыток установления сословного крестьянского политико-экономического монополизма.

    Подобно замене политеизма христианским монотеизмом, ускоренный переход от этноцентризмa к другим формам общественного сознания у славян в начале 20-ого века было стимулировано внешними факторами. Поэтический ультиматум Владимира Маяковского „Не тратьте слова на братство славян […] Братство рабочих и никаких прочих!” заранее известил о запланированной замене идеологической парадигмы – от славизма, панславизма и панруссизма к классово-партийному коллективизму и пролетарскому интернационализму. Бессилие отдельного индивидуума являлось предпосылкой для проявления сильного интереса славян к созданию политических партий и становлению их членами. Если в 4-ом веке святитель Афанасий Великий (†373), констатируя, что „Бог стал человеком, чтобы человек мог стать Богом”, лаконично выразил атрактивность христианского теоцентризма, то в апогее модернистического индивидуализма В. Маяковский поэтически обосновал „спасательную сущность” коммунистического партицентризма по отношению к „маленькому человеку” следующим образом: