• Американская философия 20-ого века

    Контрольная работа по философии. doc

    — 110.00 Кб

    Хилари Патнэм считает не совсем точным сводить аналитическую философию только к анализу языка и значения. «Если в двадцатом веке какая-либо проблема возникала перед аналитической философией, она была проблемой о том, как слова «сцепляются» с миром». Занимаясь правильностью или неправильностью языковых высказываний, а не познанием мира в его «бытийственной» данности, как это делалось в прошлом, современные аналитические философы, тем не менее, явно или неявно озабочены метафизической загадкой «сцепления» языка и реальности.

    К отличительным признакам аналитической философии следует отнести проблемный подход. В центре ее деятельности не разговор о философии, не метафилософские или историко-философские описания, не культурологическая или иная информация, а делание философии, разрешение проблемных ситуаций. В рассуждениях о таких вопросах, как цивилизационные процессы, судьба науки или человечества, понятия употребляются приблизительно, несут эмоциональную нагрузку, возрастает вероятность семантических и логических ошибок. На общие темы позволяется говорить человеку, имеющему опыт аналитика и умеющему избегать ошибок широких генерализаций.

    Аналитическая философия с первого появления в США испытала на себе жесткие «удары» и нападки, а общим местом ее критики были упреки за техницизм, за то, что из «публичной», какой она была во времена Джона Дьюи, служащей американскому обществу и реагирующей на моральные и социальные вопросы, она превратилась в своего рода интеллектуальный спорт для немногих, «скрытую от глаз затворницу». «Некоторые критики аналитической философии предполагают, - пишет Джонатан Коэн, - что ее тематика в большей части уже исчерпана… Однако, если судить по литературе, реально происходящий диалог аналитических философов разрушает все ожидания конца и не испытывает нехватки в новых проблемах, новых аргументах и новых решениях».

    В 1985 г. вышла книга «Постаналитическая философия», в которой представлены работы тех, кто в 50 – 80-е годы были генераторами новых идей, некоторые из них внесли существенный вклад в копилку аналитической философии (Д. Дэвидсон, Х. Патнэм, Т. Кун, Т. Нагель, Р. Рорти, Р. Бернстайн, Г. Блюм, Я. Хакинг, Дж. Роулз, Т. Скэнлон, Ш. Уоллин и др).

    Каков же смысл приставки «пост» в словосочетании «постаналитическая философия»? Является ли она знаком радикального разрыва с аналитической философией или знаком творческих поисков в ходе продолжающейся вот уже сто лет дискуссии?

    Радикалистами по сути дела предложена новая философская идеология. Обычно новые идеологии содержат в себе разрушительную и конструктивную задачи, основная из которых: деконструкция философии. Каков же ожидаемый позитив от проведения деконструктивистской работы? Что нужно ожидать от разрушения эмпиризма? Краткий ответ радикалов – свобода. Свобода от накопленного в философии бремени догм, норм, методологий, дисциплинарных канонов, стереотипов профессиональной работы. Кредо новой постаналитической и постэмпирической идеологии – «все возможно». Постаналитики убеждены, что произведенная ими революция освободительно скажется на всей гуманитаристике. Постаналитическая философия построена на посылке, что крушение эмпиризма есть факт абсолютный, не подлежащий реинтерпретации и ревизии. Начав кампанию против профессиональной философии, постаналитики и постмодернисты не сформировали развернутой теоретической системы контраргументов. Их тактика состоит в собирании по крохам в один кулак разнородных идей. Джон Серль пишет: «Они не смогли представить доводы. Все сводится к ощущению, что Западная Рационалистическая Традиция устарела и должна быть потеснена. Нам объявляют, что мы живем в постмодерную эпоху, однако в подтверждение не приводится никаких аргументов, как будто это смена погоды, не нуждающаяся в доказательствах».

    Все же маловероятно, что в эпоху, когда доминантной формой культуры выступает наука, гуманитарные романтические проекты надолго останутся без конкурентов. Происходящее в котле науки всегда обладало притягательной силой, всегда интересовало философов и всегда будет подталкивать их брать за образец эту наиболее развитую форму знания и конструировать философию как науку.